Архивы категории: Поисковый отряд «Забытый батальон»

Глава Себежского района, командование Отдела пограничной службы ФСБ РФ в г.Себеж и поисковый отряд “Забытый батальон” провели совместную акцию по установке мемориальных знаков

Накануне Дня Пограничника, который отмечается в России 28 мая, Глава Себежского района, командование Отдела пограничной службы ФСБ РФ в г.Себеж и поисковый отряд “Забытый батальон” провели совместную акцию по установке мемориальных знаков на местах, где в тридцатые годы прошлого века располагались пограничные заставы 11-го Себежского пограничного отряда, принявшие в начале июля 1941 года бой с гитлеровскими захватчиками на линии Государственной границы РСФСР и буржуазной Латвии.
Первый мемориальный знак был установлен у сохранившегося фундамента пограничной заставы “Асетки”, которая расположена в километре от современного Кургана Дружбы.
Эта застава, которой на момент начала боевых действий в июле 1941 года командовал капитан пограничных войск НКВД СССР капитан Вячеслав Знотин, приняла бой с гитлеровскими войсками на стыке границ Белоруссии РСФСР и Латвии и, полностью выполнив свой долг перед Родиной, погибла в бою. Начальник заставы капитан В. Знотин и несколько его пограничников отошли в железобетонный ДОТ, расположенный у деревни Дедино и продолжили сражаться там, продержавшись целые сутки в полном окружении. Гитлеровцы, получившие отказ наших пограничников от предложенной им капитуляции, расстреляли ДОТ из орудий. Все находившиеся в нем пограничники пали смертью храбрых, защищая Родину на своем последнем рубеже.
Два года назад ДОТ, где сражались пограничники заставы Асетки, усилиями псковских поисковиков и Администрации Себежского района был расчищен от земляных завалов и сегодня он выглядит так же, как выглядел сразу после того героического сражения: с огромными пробоинами в стенах от вражеских артиллерийских снарядов и следами копоти от сгоревшей огнесмеси немецких огнеметов.
Еще один мемориальный знак был установлен на поле, где сражались с гитлеровцами и погибли в бою пограничники заставы Толстяки. Эта застава остановила противника, вышедшего на территорию Себежского района сразу с двух направлений.
Сражение было очень яростным и скоротечным. Защищая свой рубеж, пограничники стали отходить от наседающего неприятеля и попали под его сильный перекрестный огонь. Пограничная застава полностью погибла в том бою, но честь защитников рубежей Родины не посрамила.
Теперь установленные мемориальные знаки будут рассказывать посетителям этих мест о героических страницах Великой Отечественной войны на нашей себежской земле и о советских пограничниках, для которых долг и совесть стали главным мотивом их поведения в последние часы их службы и жизни.

 

Вот и похоронили мы одиннадцать советских солдат, отдавших свои жизни за Родину на Себежской земле в годы Великой Отечественной войны

Вот и похоронили мы вчера одиннадцать советских солдат, отдавших свои жизни за Родину на Себежской земле в годы Великой Отечественной войны.
Предали их прах земле мы на братском воинском захоронении в деревне Заситино, где покоятся уже 95 бойцов Красной Армии, поднятых поисковиками за пять лет существования этого воинского захоронения. Все похороненные — защищали и освобождали себежскую землю и остались на ней теперь уже навсегда.
Один из похороненных сегодня — Назаров Тихон Егорович, уроженец Башкирии, боец 391-го стрелкового полка 170-й стрелковой дивизии. Погиб в начале июля 1941 года при обороне Себежского укрепрайона.
Вместе с ним на воинском захоронении в себежскую землю легли три его боевых товарища из 170-й стрелковой дивизии, оставшихся неизвестными. Они воевали вместе и теперь вместе и похоронены.
Мы чтим память всех наших павших бойцов — известных и неизвестных и никогда не сможем отказаться от того, что мы делаем уже без малого двадцать лет: — искать и искать….
Что самое дорогое для поисковика? Это не сухие ноги и не дорогущее снаряжение и оборудование.
Самое дорогое — это когда находишь бойца и у тебя получается установить его имя. Это удается быстро, если боец в далеком военном году подумал о своем будущем за пределами собственной жизни и заполнил бланк смертного медальона, а потом плотно закрутил крышку бакелитовой капсулы с заветным бумажным вкладышем.
Потом, если повезло ему и нам, нашедшим его под толстым слоем дерна, среди ржавых осколков и стреляных гильз, то заполненный бланк медальона легко прочитается и имя бойца начнет свою новую жизнь, путешествуя по множеству каналов связи между всеми теми, кто начал поиск потомков солдата в современном мире.
Ну а “высший пилотаж”, это когда найденные родственники присылают нам фотографию солдата и мы можем посмотреть в его живые глаза и сказать ему: — вот так, Сергей Иванович, ….вот так….Приветствуем тебя и рады познакомиться.
Сегодня по настоящему живой и объемной церемонии захоронения павших солдат провести не удалось: сказались наложенные ограничения и невозможность присутствовать на мероприятии многим тем, кто очень хотел участвовать.
Что же, у нас еще будет возможность для того, чтобы дань уважения и памяти погибшим защитника Отечества смогли отдать все желающие. Время для этого скоро придёт.
Сердечная благодарность Администрации Себежского района и директору Себежского краеведческого музея за оказанное содействие и непосредственное участие в церемонии захоронения погибших воинов.
Хочу отдельно поблагодарить сотрудников полиции из городов Себежа и Пскова, которые помогли нам сегодня организовать и провести наше мероприятие в соответствии с действующими сегодня нормами. Они — настоящие офицеры и нам было приятно пожать им руку.
Благодарим за поддержку наших пограничников, которые салютовали нашим павшим героям, отдавая им последние воинские почести.
Впереди у нас подъем следующих бойцов, которые уже найдены. Теперь нужно только время и силы. Остальное у нас уже есть.

Поисковый отряд «Забытый батальон»

 

Поисковики отряда «Забытый батальон» в гостях у Юрия Александровича Брамбеуса

Об этом человеке должны быть сложены былины и написаны книги.
Юрий Александрович Брамбеус, великий Воин и Гражданин.
В этом году ему исполнилось 96 лет.
Всю Великую Отечественную войну, с первого по последнего ее дня Юрий Александрович сражался с фашистами: сначала в партизанском отряде, затем в Красной Армии.
Он оказался в числе немногих выживших после первого нашего наступления на вражеский плацдарм на озере Свибло в январе 1944 года. Причем он вышел к своим войскам через разбитый фашистскими снарядами лёд озера с оружием в руках, как и подобает настоящему воину.
После войны Юрий Александрович стал первым себежским народным поисковиком, вернувшим из небытия сотни павших солдат и офицеров, восстановив их имена и предав их земле со всеми почестями.

Про Юрия Александровича можно рассказывать часами и этого всё равно будет недостаточно.
Сегодня мы покажем видеосюжет, снятый поисковиками «Забытого батальона» во время их общения с Юрием Александровичем два года назад.
Юрий Александрович рассказывает про свою боевую биографию простым и выразительным языком очевидца. Живой голос ветерана-фронтовика — это большая ценность.
Мы поздравляем Юрия Александровича с Днем Победы!
Желаем ему крепкого здоровья, бодрости духа и долгих лет жизни среди любящих и уважающих его людей.

И у каждого из нас своя задача: у одних — сражаться и не отступать, у других — не сдаваться и искать

2 Мая 2020 года на месте гибели Латыпа Гайсина и его боевых товарищей, погибших с ним в одной траншее, будут установлены именные таблички.
Мы пофамильно помним всех поднятых нами бойцов.
Когда мы каждый год перед Днем Победы приходим на места их гибели и наливаем им по 100 фронтовых грамм, мы точно знаем, что в этот момент они вместе с нами стоят у разрытых траншей и позиций, где лежали их тела до того момента, когда мы пришли за ними и Родина узнала их имена.
Не всех из павших героев нам получиться найти. Это горькая, но правда: — слишком изменилась сегодня жизнь на территориях, где семьдесят с лишним лет назад гремели бои.
Но каждый раз, когда к нам обращаются потомки пропавших без вести солдат Великой Отечественной, воевавших на Себежской земле, мы очень надеемся, что следующий солдатик, которого мы будем поднимать и ставить в строй вернувшихся из небытия, будет именно тем, кого до сих пор ищут и ждут.
Павшие и считающиеся пропавшими без вести лежат в себежской земле еще в большом количестве. Кто будет найден и вернется к своим семьям, кто-то останется в наших местах навсегда.
Но как бы не складывались в дальнейшем наши собственные судьбы, мы точно знаем, что они навечно повязаны с судьбами тех, кто сражался и погиб за нашу землю и Родину.
И у каждого из нас своя задача: у одних — сражаться и не отступать, у других — не сдаваться и искать.

Владимир Бумаков

Два года назад, 25 сентября, произошло событие, которое в корне изменило мою жизнь. В этот день пришло известие, что себежскими и стерлитамакскими поисковиками были обнаружены останки моего деда — Гайсина Латыпа, считавшегося пропавшим без вести в годы Великой Отечественной войны. На тот момент ещё была жива его супруга (моя бабушка), которая и проводила его в мае 1941 года на учения. Да, да, именно на «учения». Мой дед был политически подкованным человеком, служил в Монголии и когда в конце мая их отправляли на Запад, он, наверное, знал, какие «учения» выпадут на их долю. Уезжая, дед отдал моей бабушке свои карманные часы, которыми очень дорожил, со словами: «Не знаю, кто их будет носить, если я не вернусь…». На что бабушка ответила ему: «Что ты говоришь, Латып?! Отправляйся со своими часами и возвращайся с ними же». Если бы она знала, если бы она только знала, какие «учения» ждут её любимого мужа и весь наш народ…
Останки деда «опознали» по вкладышу в медальоне. А часы…, часы были при нем (позже бабушка их узнала). Эта история с часами была нашей семейной притчей. Шло время… Вот и вернулись часы через 74 года, вернулись с Латыпом.
Выросла дочь Венерочка, так горячо любимая своим отцом Латыпом. Стала профессором, доктором наук, как хотел её отец. Когда она родилась, Латып взял её на руки и сказал: «Дочь профессором сделаю!». Но не суждено было ему это увидеть…
Выросли мы — его внучки, я и моя сестра Гульнара; выросли его правнуки… Жизнь шла своим чередом и тут такая новость. Невозможно описать все что чувствуешь. Как восприняла это известие бабушка, как рыдала, держа в руках его часы, расческу, футляр от зубной щетки, сохранившуюся пуговицу от кителя… О чем она думала в этот момент, что при этом испытывала?
Вскоре нам удалось побывать на месте гибели моего деда, поклониться святой себежской земле, которая 74 года бережно хранила его останки.
Дорогие наши любимые себежане: Володя Бумаков (командир поискового отряда «Забытый батальон» г.Себежа), Валерий Вязовский, Илья Бабенко и также стерлитамакцы: Рафиль Загыртдинов (командир поискового отряда «Обелиск» г.Стерлитамака), Лев Сафронов, Андрей Ермолаев (именно он и нашёл моего деда)! Наша благодарность вам безмерна и низкий вам поклон до земли от всех наших родных!

Динара Патракова

Акция «Бессмертный полк» в этом году пройдет в режиме онлайн

Трансляция общественной акции «Бессмертный полк» состоится 9 мая в формате видеотрансляции на сайте «Бессмертный полк России», на федеральных телеканалах, на медиаэкранах страны, в социальных сетях «Вконтакте» и «Одноклассники», на портале Mail.ru, а также на ресурсе экосистемы Сбербанка — в онлайн-кинотеатре «Okko».
Поддержать всенародную акцию может каждый. Для участия в проекте необходимо создать и зарегистрировать на официальном портале «Бессмертный полк России» https://www.moypolk.ru/ профиль своего родственника (фотографию и имя, дату рождения, годы участия в войне, события, к которым он имел отношение, награды и другую информацию).
Зарегистрировать героя можно также в «Банке памяти» Сбербанка, или в социальных сетях «ВКонтакте» и «Одноклассники».
Принять участие в акции «Бессмертный полк — онлайн» можно, разместив также фото или видео семьи вместе с портретом своего ветерана в любых соцсетях. Пост должен сопровождаться хештегами #бессмертныйполкдома #мойполкдома#бессмертныйполк2020, и тогда ваша история из соцсетей может попасть в текстовую трансляцию сайта 9 Мая.
Еще одним вариантом участия в акции является размещение в окне вашей квартиры или на балконе транспаранта с портретом ветерана или просто фотографии.

Найдены останки двух солдат Красной Армии

26 апреля 2020 года на северо-восточной окраине города Себеж силами поискового отряда «Забытый батальон» и Себежского краеведческого музея были подняты останки двух солдат Красной Армии, погибших в начале июля 1941 года при обороне Себежа от фашистских захватчиков.
С большой долей вероятности, погибшие красноармейцы являлись бойцами 717-го стрелкового полка 170-й стрелковой дивизии. Именно это соединение защищало Себеж в июле 1941 года и с боями отходило от города сначала в сторону железнодорожной станции Кузнецова, а затем к посёлку Идрица.
К сожалению, смертных медальонов при погибших не обнаружено, хотя личные вещи и даже деньги при них остались.
Рядом с одним из бойцов обнаружен солдатский котелок с надписью «Вася» и инициалами «МГВ».
В настоящее время руководство Себежского краеведческого музея проверяет доступные списки бойцов 170-й стрелковой дивизии на наличие в них солдат, чьи инициалы могут совпадать с сочетанием «МГВ».
Есть слабая надежда, что таким образом можно будет установить имя одного из поднятых солдат.
Останки обнаруженных защитников Отечества будут похоронены на братском захоронении мемориала в честь защитников Себежского укреплённого района, расположенном в деревне Заситино.
Мероприятие состоится 8 мая 2020 года.

Владимир Бумаков

Окопное творчество

Очередной поисково-краеведческий рейд по безлюдным и отдаленным от жилья местам оказался удачным на довольно оригинальные открытия.
Сегодня мы коснулись темы так называемого «окопного творчества».
На войне, как известно, человек большую часть времени не ходит в атаки и не копает окопы.
Большой заботой на фронте для солдат обеих армий — советской и немецкой, был вопрос — чем занять себя в свободное от войны время.
Войска зачастую проводили недели и даже месяцы никуда не двигаясь: сидели в блиндажах и траншеях, удерживая свою дислокацию в томительном ожидании боя.
Для тысяч молодых мужчин, обученных ещё до войны работать руками и инструментами, многосуточное безделие было зачастую хуже хождения в яростные атаки. Чувство опасности на фронте со временем и опытом притуплялось, а жизненная энергия требовала выхода.
И в ход шло всё, что попадалось под руки и из чего можно было смастерить что-то, что могло иметь хоть какую-то смысловую нагрузку или быть полезным в скромном солдатском быту.
Хотя, иногда солдатские руки творили такое, что не имело никакого смысла и никакой ценности. Кроме одной — занять себя любым рукоделием.
Когда попадаются в земле такие штучки, то сразу становится понятно: их создатель был или глобально криворук, или ему было смертельно скучно и он просто делал хоть что-нибудь.
Вот например: немецкая гильза от карабина, а внутрь её навстречу друг другу плотно вставлены две пули от русской винтовки. После того, как пули были вставлены в гильзу, она была ещё и кустарно завальцована, чтобы пули не вывалились обратно.
Объективный вопрос — зачем окопный автор 79 лет назад создал эту нелепую конструкцию, имеет только один ответ — ему было настолько нечего делать, что он совал и вставлял куда что влезало.
И это тоже реалии войны: бой закончился и людей потянуло на мирное созидание. Что под рукой было, за то и брались. А чего на войне в изобилии? Патронов прежде всего. Вот они и шли в ход для поделок.
А вот следующая находка — уже некоторая художественная ценности.
Это фрагмент самодельного портсигара, точнее крышка от него.
Выполнен портсигар из алюминия — Заготовка вырезана довольно аккуратно и согнута по углам с применением навыков резки и кройки металлов.
Но самое ценное — это рисунок женщины, выполненный неким подобием гравировки. Может это изображение жены, может — подруги. Какая, в принципе, разница.
Солдат аккуратно выбивал на металле маленькие штришки, выводя образ той, кто был ему дорог и … далёк.
Видно, что рисовать автор не умел. Но умение ему тогда было нужно меньше всего. Необходимое дорисовывала его память и воображение. Тоска по дому и по женщине, ради памяти о которой он и делал себе портсигар, двигала его рукой.
Я даже не знаю, солдат какой армии делал и портсигар и рисунок. Да и какая разница….
Такой вот артефакт мне подарила история. Со смыслом.

Владимир Бумаков

Заповедное поисковое место

За ночь подморозило и мокрая грязь в колеях узкой лесной дороги замёрзла. Уповая на то, что за день липкое месиво не успеет оттаять и дорога хотя бы частично останется проходимой, я рванул в наше заповедное поисковое место. Для нас оно действительно особенное: там какая-то своя атмосфера — застывшая в лесу и болотах история Отечества. Не вся, а лишь несколько страниц из длинной череды поражений и побед, сотворенных здесь много лет назад из жизней обычных советских парней.
К нашей великой радости, эти места (#батово) не тронуты руками и инструментами современности: сюда не добрались лихие лесорубы, здесь не распахивают поля и не строят домов. Не ведут сюда проходимые дороги. Это и спасает этот небольшой участок себежского приграничья.
Поэтому здесь удивительная тишина и нетронутые шрамы войны.
Здесь закончились жизни многих достойных сынов Отечества. Мы приходим сюда, чтобы пройти по их следам. Мы, поисковики, единственные, кто знает, как они прожили последние секунды своих молодых жизней.
Поэтому мы хотим сохранить эту территорию для наших потомков. Чтобы они видели, где сражались и погибли их предки. Чтобы молодые люди могли понять, на что пришлось пойти их сверстникам много лет назад для выживания нации и страны.
Мы считаем, что эта территория достойна того, чтобы на ней был организован военно-мемориальный комплекс. С сохранёнными железобетонными ДОТами, блиндажами и лежащими в земле осколками и гильзами.
Это место (#батово) по сути — большая братская могила тех, кто в кровавом июле 1941 года не отступил и остался в этой земле на многие годы как пропавший без вести.
Это место надо показывать нашим людям. Они поймут и оценят подвиги своих предков.
Мы подготовили обращение к Губернатору Псковской области с объяснением нашей позиции, касающейся придания этой территории статуса военно-мемориального комплекса.
Надеемся, что мы будем услышаны и наша идея будет принята властью.
Мы также надеемся, что эта наша идея будет поддержана современным гражданским обществом. Именно оно ответственно за то, как мы сохраним наше великое наследие для будущих поколений страны.
#батово, #себежский район, #поисковикирф

https://vk.com/bumakov_sebezh

Никто не забыт, ничто не забыто

День был трудным и одновременно добрым.
Под знаменем ПО «Забытый батальон» в очередной раз собрались парни, девушка из Себежа и сразу нескольких городов Башкирии. Собрались они на месте, где 4-5 июля 1941 года свирепствовала смертоносная карусель из летящего рваного железа, крови, страха, отчаянной отваги и твёрдой решимости не позволить врагу лёгкой прогулки по русской земле.
Двое пока что неизвестных солдат 170-й стрелковой дивизии из Башкирии сегодня вновь увидели солнечный свет. Спустя 78 лет после своей гибели. В победившей, благодаря им стране. Теперь дело за экспертами, которым предстоит прочитать полуистлевшие медальоны.
А мы своё дело сделали. Нашли, подняли и теперь ждём имён. Дай Бог, чтобы они были восстановлены. Чтобы двое этих бойцов встали в строй именных, а не неизвестных.
Завтра продолжим.

Владимир Бумаков

 

Личное мнение о районной газете «Призыв»

Только что пришло известие, что руководитель нашей районной газеты «Призыв» приняла категорическое решение НЕ НАПРАВЛЯТЬ своего корреспондента с нами в экспедицию на место вынужденной посадки Героя Советского Союза Алексея Петровича Маресьева.
Дескать, тема не важная, смысла освещать её в районной газете нет никакого.
Естественно, как руководитель, редактор газеты «Призыв» облачен полномочиями в части принятия тех или иных решений в рамках своей компетенции.
Однако, её позиция как журналиста, вызывает некоторое недоумение….
Такие информационные поводы, каким является цель нашей экспедиции, попадаются новостным изданиям очень редко. А провинциальным — тем более. Отказываться от них — верх некомпетентности.
Странно, что в предверии начала подготовки к празднованию 75-ти летия Победы в Великой Отечественной войны тема сохранения памяти о героях войны, известных всему человечеству, становится неинтересной чиновнику, по своему функционалу просто обязанному искать и популяризировать сведения о подвигах таких людей.
Мы, как организаторы и участники нашей экспедиции, конечно же будем снимать все интересные моменты на фото и видео. Однако, мы не журналисты и скорее всего не сможем сделать информационное сопровождение происходящего сочным и выразительным.
Признаюсь, что дальнейшее взаимодействие с нашей районной газетой после таких пассажей её руководителя видится лично мне не имеющим никакого смысла.
Тем более, что и читать наш районный «Призыв» давно уже неинтересно. Нет в современной газете ничего такого, что по праву можно назвать новостями Себежского района. Перепечатка сведений из областных периодических изданий — чистой воды бездумное копирование новостей, созданных за пределами нашего района и не имеющих целевой информационной ценности для конкретных жителей Себежского края.
Программа телепередач на целый разворот газеты — это смотрится такой архаикой, что и обсуждать это не имеет смысла.
Корреспондентский корпус нашей газеты из-за такого подхода к редакционной политике просто не может совершенствоваться и по-тихому грустит от отсутствия профессиональных лифтов.
Технологическое совершенствование и модернизация алгоритмов создания и продвижения новостного контента — это вообще не про наш «Призыв». Газета хронически страдает от мизерного количества подписчиков, и при этом редактор не желает видеть тех современных инструментов, применив которые он смог бы эффективно продвигать и монетизировать результаты труда своих корреспондентов.
Сегодня подавляющее число потребителей новостного контента использует электронные цифровые технологии, читая публикации с экранов своих гаджетов. Бумажные издания, при всех их положительных свойствах, постепенно становятся малофункциональными при использовании именно этой формы размещения информации.
Почему бы нашему редактору «Призыва» не озаботиться созданием электронной версии районного периодического издания? Чтобы мы, потребители именно районных новостей, могли читать нашу газету, размещённую в интернете. Причем хорошо бы создать не просто сайт газеты «Призыв», а именно приложение для мобильных устройств. С возможностью обратной связи для подписчиков. В этом случае активные жители нашего района буду сами предлагать новостную повестку для редакции, которой надо будет просто профессионально реагировать на неё. Естественно, это новостное приложение должно быть платным и обновлять его содержимое редакция может чаще, чем из печати будет выходить бумажный «Призыв».
Если это будет сделано, я буду первым, кто подпишется на платную версию нового электронного «Призыва».
Однако, что-то подсказывает мне, что ничего такого с нашей районной газетой не случиться….
С существующим подходом редактора к своим профессиональным обязанностям прежде всего как журналиста, а уже затем — как администратора, газета так и будет терять репутацию и подписчиков.
А править в информационном пространстве нашего района в качестве основного источника новостей будет не районная газета «Призыв», а сомнительная группа ВКонтакте «Подслушано в Себеже».
Пока все так и есть…

Владимир Бумаков. Командир поискового отряда «Забытый батальон»

Путешествие из Себежа в Рабежу через Себеж!

Обратный отсчёт до старта из Себежа на Рабежу через Себеж (во как бывает) неслабо мотивирует нас на активизацию подготовки и взаимодействия с участниками нашей экспедиции.
Уже определены варианты снаряжения и оборудования, которые мы будем задействовать в глухих и заповедных местах нашего базирования на Новгородской земле.
Вчера пообщались с Главой Молвотицкого сельского поселения, который любезно согласился сопроводить нас на территорию бывшей деревни Себеж, где находилось большое братское захоронение советских солдат, павших в годы Великой Отечественной войны при освобождении Новгородской земли. Там, на месте деревни Себеж, мы установим мемориальную табличку от имени всех жителей нашего Себежского района.
По приглашению Главы Молвотицкого сельского поселения мы обязательно посетим находящийся в их поселении музей Великой Отечественной войны. Такие небольшие музеи всегда имеют свою особенную, душевную атмосферу, которая запоминается надолго.
Затем мы поедем через древний патриархальный Демянск в глушь новгородских лесов и болот, где и произойдёт наша встреча с друзьями и соратниками, с которыми мы три года занимались историческим проектом «Самолёт Маресьева». Там будет очень интересная атмосфера: нам есть что вспомнить и что спланировать на будущее…
Важным эмоциональным событием будет размещение на установленном нами месте реальной посадки Героя Советского Союза Алексея Петровича Маресьева мемориальной доски от имени всех участников нашего проекта: тех, кто непосредственно участвовал в наших экспедициях, и тех, кто помогал нам материально и информационно.
Ну и естественно- нас ждёт общение с интереснейшими людьми, все три прошедших года занимавшимися темой Последней тайны Настоящего Человека.

Поисковый отряд «Забытый батальон» пригласил поучаствовать в нашей экспедиции корреспондента газеты Себежского района «Призыв», который смог бы принять участие во всех наших мероприятиях и затем подготовил бы для жителей Себежского района интереснейший репортаж о том, чему он был свидетелем. Такие информационные поводы — это большая находка для серьёзных изданий, стремящихся удивить своих подписчиков нетривиальными новостями.
Мы очень надеемся, что руководство нашей районной газеты примет предложение организаторов экспедиции и корреспондент «Призыва» отправиться вместе с нами. Тем более, что оттуда он сможет привезти материал сразу для нескольких публикаций.
Как бы там ни было, мы продолжаем быть открытыми для прессы и с удовольствием обеспечим её возможностями для формирования интересных новостей.

Владимир Бумаков. Командир поискового отряда «Забытый батальон»

Документальный фильм «Дорога домой». Посвящается всем без вести пропавшим в годы ВОВ

Спустя более 70 лет после окончания ВОВ пропавшими числятся тысячи красноармейцев. Съемочная группа «Звезды» отправилась на их поиски.

По непроходимым болотам журналисты добрались до обломков штурмовика Ил-2 и пикирующего бомбардировщика Пе-2, прошли по местам сражений 170-й Башкирской стрелковой дивизии, которая практически в полном составе погибла в первые дни войны, и раскрыли множество тайн.

С Днем рождения Юрий Александрович!

Почетному Гражданину Себежского Края, Ветерану Великой Отечественной войны, Человеку с большим сердцем — Брамбеусу Юрию Александровичу исполнилось 94 года!
Добрые и по весеннему теплые пожелания здоровья и долголетия в День Рождения!

Дорога домой

         28 октября 2017 года в ходе поисковых мероприятий на местах боев в июле 1941 года, поисковый отряд «Забытый батальон» вместе со своими побратимами-поисковиками из Башкирии (ПО «Обелиск»), традиционно приезжающими в наши места на поиски своих земляков, павших в первые недели Великой Отечественной войны на Себежской земле, обнаружили останки советского солдата и его смертный медальон, который удалось прочитать:
         Сухих Павел Андреевич, 1911 года рождения, уроженец Башкирской ССР, деревня Славное Куюргазинского района.
         Жена: Сухих Евдокия. Призывался из города Стерлитамак.
         Погиб 6 июля 1941 года у деревни Заситино.
         В ходе дальнейших поисковых мероприятий удалось найти родственников Сухих Павла Андреевича: сыновей Ивана, 1939 года рождения, и Владимира, 1932 года рождения. Владимир, к сожалению, уже умер, Иван жив и проживает в Подмосковье.
         По просьбе родственников останки солдата 8 декабря в 11 часов переданы на Родину в Республику Башкортостан для последующего захоронения.
         Церемония передачи останков прошла у стеллы 150-й Идрицко-Берлинской дивизии. На мероприятии присутствовали глава Себежского района Леонид Курсенков, ветеран Великой Отечественной войны Антонина Клубкова, поисковики, представители организаций и образовательных учреждений района. Присутствующие почтили память героя минутой молчания.
         Так закончилось продолжительное пребывание солдата из Башкирии на Себежской земле, теперь его останки обретут вечный покой на Родине.

Фото: Наталья Маслова

Простой ответ, почему поиск будет продолжаться…

Несколько дней назад один чиновник, с которым у нас затеялся, мягко говоря, спор на тему нашей поисковой работы, совершенно искренне вопрошал ко мне: — «Ну зачем вы их трогаете? Лежат они себе в земле — и пусть лежат. Не беспокойте вы их могилы».
В тот момент не было у меня ни желания, ни убойной аргументации против такой вот точки зрения, чтобы в двух словах объяснить этому государеву труженнику, ПОЧЕМУ мы никак не можем успокоиться и все время куда-то ездим; по лесам, полям и болотам, чтобы среди сплетения кустов, веток и корней найти хоть кого-то из ушедшего народа той страны, которая кончилась три поколения назад.
На тему исчерпывающего обоснования причин, которые тянут меня и моих товарищей-поисковиков в места давно отгремевших сражений можно, наверно, написать какую-нибудь диссертацию по психологии. Но в этой диссертации все будет мутно: истинная суть будет утоплена в куче научных терминов и вся эта работа будет интересна исключительно специалистам-психологам.
Для себя лично я все сформулировал уже давно. И ответ тому чиновнику сейчас бы дал простой — у тех, кого мы ищем никакой могилы как раз-то и нет. Разве можно считать упокоенными молодых парней 1941 года призыва, чьи безжизненные тела были сброшены в одну общую воронку, которая сейчас превратилась в лужу на краю болота в дальнем лесу?
Да, у большей части тех, кого мы нашли за время нашей поисковой работы, имён нам установить не удалось. К сожалению. Но это не равнозначно тому, что неизвестный — значит забытый.
Чтобы понять почему мы хотим найти их всех и поднять, почему мы хотим, чтобы их загубленные жизни не стали загубленной памятью о них, просто прочитайте и осмыслите стихотворение Александра Твардовского «Я убит подо Ржевом…»
…Я не слышал разрыва
И не видел той вспышки, —
Точно в пропасть с обрыва —
И ни дна, ни покрышки.
И во всем этом мире
До конца его дней —
Ни петлички,
Ни лычки
С гимнастерки моей…
..Я убит подо Ржевом,
Тот — еще под Москвой…
Где-то, воины, где вы,
Кто остался живой?!
В городах миллионных,
В селах, дома — в семье?
В боевых гарнизонах
На не нашей земле?
Ах, своя ли, чужая,
Вся в цветах иль в снегу…
Я вам жить завещаю —
Что я больше могу?
Завещаю в той жизни
Вам счастливыми быть
И родимой отчизне
С честью дальше служить.
Горевать — горделиво,
Не клонясь головой.
Ликовать — не хвастливо
В час победы самой.
И беречь ее свято,
Братья, — счастье свое, —
В память воина-брата,
Что погиб за нее.
—————————————
Неужели те, о ком Твардовский сложил свою гениальную рифму так и должны лежать среди корней и камней — молодые ребята, не ставшие взрослыми? Ведь их еще можно найти и, держа в руках их останки, молча поговорить с ними. Ведь мы, нормальные граждане своей совести, своих не бросаем. Мы же не хотим, чтобы потом, не дай Бог, бросили нас.
Да, воевавшие четыре года подряд укладывали павших в эту землю, а потом забыли, где они их оставили. Сразу после войны победителям было не до этого: надо было поднимать страну из руин, кормить выживших, рожать и растить детей.
Да, послевоенные поколения распахивали землю вместе с останками, на которых потом рос хлеб, выкормивший наших матерей и отцов.
В тяжелейшие годы послевоенного выживания стране было не до поисков павших. О живых думали. Но теперь то у нас все в порядке. Все сыты. Все одеты. Значит, пришло наше время искать тех, кто завещал нам эту землю. Чьи петлички и лычки ждут наших шагов и наших рук, возвративших их из забвения предыдущих десятилетий.
Посмотрите этот отрывок из величайшего фильма не о войне, а о ЛЮДЯХ на войне.

Неужели вы считаете, что эти парни не достойны того, чтобы их искать, а найдя — никогда больше не забывать?
Не во всем история этой земли благостлива и великодушна. Но другой истории у нас с вами нет..

Сюжет об одном из ДОТов, обнаруженном поисковым отрядом.

Уникальная находка поисковиков, Долговременная огневая точка времен Великой Отечественной войны, обнаружена в Псковской области. В 1943-м году немцы во время наступления дот практически полностью уничтожили.

Удалось обнаружить и останки бойцов, которые до последнего держали оборону, но были убиты. Имена их пока не известны. Сюда нога человека не ступала более семи десятилетий.

Со всех сторон дот засыпан землей, чтобы в него зайти нужно откопать хотя бы одну амбразуру. Вокруг него на каждом сантиметре земли гильзы, осколки снарядов. На самом доте — огромные вмятины с раскуроченной проржавевшей от времени железной арматурой — это попадания немецких крупнокалиберных снарядов.

Если смотреть на него с тыловой стороны, то и не скажешь, что там огромная бетонная конструкция. В 1941 году он возвышался над поверхностью на 2,5 метра. Толщина бетонных стен порядка двух метров, сейчас они покрыты мхом. Дот уходит вниз на 3 этажа, они затоплены, чтобы туда пробраться приходится работать в специальной обуви.

Внутри полный мрак, подземные воды и талая вода затопили все этажи. Съемочная группа ТРК «Звезды» оказалась первыми посетителями за долгие десятилетия.

«На втором и третьем этаже находятся останки наших бойцов. Видите как воду выгоняет со второго этажа», — отметил командир поискового отряда «Забытый батальон» Владимир Бумаков.

Около 25 пограничников отбивали атаку немецкого батальона, трое суток сдерживали его натиск. Немцы били из артиллерийских установок почти в упор.

«Отлично видно попадание снаряда — он ударил в эту стену с той стороны, стена на столько качнулась сюда, что выломала арматуру», — добавляет Бумаков.

Немцы наступали из Латвии, до границы с ней отсюда несколько километров. Сохранилась и дорога, по которой шли части Вермахта, найденный дот слева от нее. Вдоль границы были построены десятки подобных бетонных сооружений.

До границы всего 800 метров, видна даже пограничная вышка. Дот в 1943 году взорвали немцы. От него остались мощнейшие стены, мощнейшая крыша, чтобы взорвать такую махину немцы заложили 2 тонны тротила.

Имена героев, сражавшихся в этих дотах неизвестны. Но, возможно, скоро заговорит затопленный дот: останки пограничников поисковики будут поднимать во что бы то ни стало.

Разум и общая цель помогли избежать конфликта..

Вот все и случилось… Сегодня мы подняли всех обнаруженных солдатиков, погибших под деревней Жуки и вынесли их останки для дальнейшего захоронения.
Конфликт с руководством национального парка, возникший несколько дней назад, я считаю исчерпанным и не стоящим дальнейшего обсуждения.
Когда у всех сторон конфликта схлынули эмоции, они сумели сесть за стол переговоров и очень быстро договорились о путях выхода из возникшей ситуации и о дальнейшем взаимодействии.
Отрадно, что действующие лица этого недоразумения, в конечном итоге не скатились к бесконечным обвинениям друг друга во всех грехах, а приняли общее решение в интересах как национального парка, так и поисковых подразделений.
Спешу уведомить себежан, что причиной возникновения данного недоразумения стала, к счастью, не межличностная неприязнь руководства национального парка и поисковиков, а исключительно некоторое несовершенство нашего законодательства, регулирующего природоохранную деятельность и поисковую работу.
Благодарю руководство национального парка: Волкова Сергея Михайловича и Кубрышко Михаила Васильевича за их искреннее желание решить возникший конфликт исключительно дипломатическим путем и последующее активное содействие поисковикам в их работе по подъему останков советских солдат, обнаруженных на территории национального парка «Себежский».

Командир поискового отряда «Забытый батальон» В. Бумаков

Ответ ПО «Забытый батальон» на ответ НП «Себежский»

В адрес поисковиков ПО «Забытый батальон» поступает множество комментариев относительно конфликтной ситуации, возникшей несколько дней назад в связи с выполнением поисковых работ на территориях, включенных в пределы НП «Себежский».
Считаю необходимым сразу пояснить, что на период «Вахты Памяти» поисковики отрядов «Забытый батальон» и «Обелиск» входят в объединённую поисковую группу под руководством командиров этих двух отрядов. Планирование деятельности этой поисковой группы, действующей на территории Себежского района возложено на руководство ПО «Забытый батальон». В плане поисковых мероприятий, утверждённом Министерством обороны, поисковая работа на территории, где случился конфликт, предусмотрена. Не имеет никакого значения, себежские или башкирские поисковики производили эксгумацию останков наших воинов. Разрешение на эти работы у них имелось. Представитель ПО «Забытый батальон» на месте конфликтной ситуации присутствовал.
Теперь следующее. В обсуждении поднятой темы присутствует мнение, что у поисковиков не было разрешения работать в нацпарке. Не соглашусь с данным утверждением, поскольку разрешение у поисковиков все-таки есть. Разрешение Министерства Обороны распространяется на всю территорию РФ. Без исключений. И разрешение это выдано Министерством Обороны РФ, т.е. ведомством, уполномоченным в области поискового дела. Разрешение МО оформлено в виде утверждения Плана поисковых работ, в котором и указаны территории, входящие, в том числе и в пределы НП «Себежский». Земля нацпарка — федерального подчинения, а МО — федеральное ведомство, которое уполномочено разрешать на государевых землях те или иные виды работ. Если бы территория нацпарка была частной, то тогда да, требовалось бы согласование поисковиков с собственником земли. В федеральном законе, регулирующем поисковую деятельность нет ни слова, о нацпарках и о том, что там нельзя осуществлять поисковые мероприятия. Более того, поисковая деятельность выведена даже из-под действия закона об охране археологического наследия, т.е поисковики могут работать на территориях, которым более 100 лет и нарушать там почвенный покров.
Далее, в ходе обсуждения данной темы в социальной сети Вконтакте, приводится Перечень мероприятий, запрещенных на территориях заповедников и т.п. Так вот, поисковой деятельности, как запрещенной, в этом перечне нет. Как говориться: что не запрещено — то разрешено. И не надо утверждать, что поисковое дело — это перекапывание земли… К тому же, этот Перечень запрещенных видов деятельности определен Постановлением правительства, а поисковая деятельность — Федеральным законом, имеющим главенство над постановлениями правительства.
Третье. Руководство нацпарка еще в 2015 году было уведомлено о том, что на территории парка находятся останки погибших солдат. Уведомлено письменно. Уведомления не являются запросом на разрешение, а лишь сообщением уполномоченному лицу, что там будут проходить поисковые работы. Тем не менее, руководство нацпарка не реализовало свое право на ответное письменное уведомление руководству поискового отряда «Забытый батальон» о том, что поисковые работы на территории нацпарка нежелательны. Т.е., поисковый отряд их уведомил письменно, а они поисковому отряду ничего не ответили. Отсутствие мотивированного отказа в данном случае является не чем иным, как разрешением.
Как командир поискового отряда я уведомил руководство нацпарка о намерениях реализовать полномочия, данные нашему поисковому отряду федеральным законодательством об увековечивании памяти погибших защитников Отечества. Уведомил один раз. И этого достаточно. Уведомление действует до тех пор, пока мы не найдем останки всех наших бойцов, погибших на тех территориях. После этого нам на территории нацпарка делать будет просто нечего.
Надеюсь, что руководство или уполномоченные сотрудники нацпарка сумеют определить и обнародовать ущерб, нанесенный нацпарку поисковой деятельностью по обнаружению и эксгумации останков защитников Отечества. Во сколько руководство нацпарка оцентт яму, размером 1,5 на 1 метр? Сколько жучков-пауков было уничтожено поисковиками? На сколько покачнулся авторитет правительства, разработавшего Перечень запрещенных в нацпарке видов деятельности?
И, наконец, последнее. В прошлом году руководство нацпарка такой принципиальности, как в обсуждаемой сегодня ситуации не продемонстрировало. А обозначило лишь желание «перевести стрелки» на пограничников и полицию, дескать — незаконно присутствующих копарей было много, была вызвана полиция и она дальше занималась этим вопросом. Как указал в своем ответе Михаил Васильевич Кубрышко (которого я не обвиняю, а просто констатирую факт), полиция и ФСБ занимались исключительно выявлением у тех копателей выкопанных взрывоопасных предметов, а не дублированием функций лесоохраны. А почему сотрудники нацпарка в том году не составили ни одного протокола в отношении тех копарей за нарушение земляного покрова, незаконные стоянки автотранспорта, костры и т.п.? Это ведь не дело полиции и пограничников, а прямая обязанность сотрудников нацпарка. И не надо оправдывать это тем, что нарушителей было аж 30 человек. И что? Бланков протоколов на всех не хватило и поэтому их не составляли? Или, раз приехала полиция и сотрудники органов госбезопасности, то это значит, что работники природоохраны могут спокойно игнорировать свои функциональные обязанности?
Как видите, позиция руководства нацпарка вызывает все больше и больше вопросов.

Яндекс.Метрика